Чёрненький

Сегодня я весь день провела с котом, поэтому речь пойдет о нем. Острожно! Будет много мимими! Я люблю кошек и уже давно мечтаю состариться, осесть на одном месте и заделаться кошатницей. Мой теперешний образ жизни не позволяет этого сделать, но желание было столь велико, что я кошатницей все-таки стала, минуя первые две стадии.

Год назад я в одночасье стала обладательницей отдельной комнаты в девчачьем розовом домике, личного байка, лучшей подруги и черного кота. Кот прилагался вместе с домиком, где мы втроем провели счастливые полгода. А потом мы с Диной сняли два домика по соседству, а Блэка забрали с собой. И теперь он живет с нами. Вообще кот не является ничьим. Он общий и в то же время наш с Диной. Он ходит от домика к домику, громко возвещая всем о своем приближении.

У себя на районе, где он родился, он чувствовал себя уверенно, хотя и периодически трусливо удирал от своего папаши — еще более черного и большого кота. На новом месте ему пришлось сложнее, но вскоре он освоился и теперь каждую ночь устраивает бойцовский клуб с местными котами. А в наших домиках он находит комфорт и безопасность. Каждый раз, когда он проходит мимо нас, мы хватаем его, зажимаем и целуем. Он не сопротивляется, а только лишь расслабляет все части тела и смиренно принимает свою кошачью участь. Я даже научила его делать потягушки, и теперь он уже заранее начинает тянуться, когда я к нему приближаюсь.

Больше всего в Черненьком мне нравится то, что он любит спать с нами и уделяет каждой равное количество времени. То у меня недельку поживет, то у Дины зависнет. У него есть любимое место — в углу на столе, там он раскидывается во всю свою кошачью ширь. Ночью он часто спит рядышком со мной, на подушке. Но самое страшное и сладкое одновременно — это когда он приходит под утро, начинает тыкать холодный нос мне в лицо, а потом ложится рядом, обхватывает лапками мою руку и утыкается мордочкой в ладонь. И вот тогда выбраться из кровати просто нереально. Можно отложить все дела на день и так и проваляться вместе с ним.

Одно время он заботился о нас со всей кошачьей нежностью — таскал в дом ящериц, лягушек, мышей и змей. Но в конце все же понял, что мы вроде и сами неплохо справляемся с добычей еды для себя и перестал это делать.

Однажды он привел в дом черную подружку. Мы не очень хотели ее принимать, потому что одного кота нам было достаточно. Но она все же завоевала нашу любовь, и мы оставили ее жить с нами. Они любили друг друга, часто игрались вместе или бесились. А потом она куда-то ушла и так и не вернулась. Я до сих пор о ней вспоминаю и скучаю. Блэк ушел в депрессию на месяц и не выходил из дома. Мы даже вызывали ему врача, потому что он был в полнейшей апатии, и нам было его очень жалко.

Большой плюс жизни в домике на природе — нет нужды ни в каких кошачьих лотках. Соответственно, мы избавлены от всех неприятных аспектов домашнего кота. Он решает свои туалетные вопросы самостоятельно, а нам остается лишь чесать его за ушком, подкармливать и лечить покалеченное после уличных боев тельце.

Иногда он умудряется нахвататься болячек от других котов и потом неделю отлеживается дома, чихает и кашляет, а потом выздоравливает и снова уходит. В эти моменты очень смешно, когда он приходит под утро, наклоняется над моим спящим лицом и начинает чихать. Не самое приятное, что я испытывала в жизни, но очень смешно.

С Блэком я прокачала безусловную любовь. Я его очень сильно люблю, но при этом не пытаюсь удержать возле себя, легко отпускаю, когда он уходит, и радуюсь, когда он возвращается утром и будит меня. Я знаю, что с ним может что-то случиться, и он не вернется, но я не хочу его ограничивать. Я просто люблю его. И сейчас мне грустно от того, что мы не можем взять его с собой. Но мы сделаем все, чтоб отдать его тем людям, которые позаботятся о нем и полюбят так же, как мы. А потом мы вернемся к нему.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.