В поисках красной панды

Еще один год прошел, колесо времени сделало оборот, и я снова в Непале. На этот раз с трехмесячной визой и с чувством, что я вернулась домой.

После того, как я в прошлом году сходила в Гималаи, я чувствовала, что мне просто необходимо снова поехать в Непал и снова пойти в горы. Моей мечтой был базовый лагерь Эвереста. Я грезила им, везде видела его изображения, встречала людей, которые прошли этот трек. В Непале Эверест повсюду — на монетах и каждой бумажной купюре, на вывесках магазинов, в названиях кафе, на картинах. Каждый год по этому маршруту проходит более 25 тысяч людей, среди которых не только туристы, но и самые настоящие альпинисты, которые идут дальше базового лагеря и совершают восхождение на самую высокую вершину мира. Побывать среди этих людей, увидеть Эверест своими глазами — вот таким был мой план на этот апрель.

И ничего не получилось. Когда мы встретились с друзьями в Катманду и стали решать, когда нам выдвигаться в горы, над Гималаями неожиданно в разгар сезона нависли тучи. Дожди поливали почти все маршруты, и нам пришлось ждать целую неделю, когда они пройдут. И все равно на пути к Эвересту было довольно холодно, шел снег, и нам пришлось выбирать другой трек. Стоит ли говорить о том, как я расстраивалась, как сотрясала небеса вопросом «Почему??», как не могла поверить в то, что я не иду к Эвересту! Это казалось какой-то ужасной проделкой судьбы, ведь я приехала в Непал ради того, чтоб пойти в этот трек. И, конечно, в том моменте я не могла понять, почему так произошло. Все стало ясным уже после того, как прошли две недели в горах, и я сделала много полезных выводов.

Рассмотрев все варианты маршрутов, мы выбрали национальный парк Лангтанг. Нам показалось привлекательным то, что этот горный район граничит с Тибетом, и что по этому маршруту ежегодно проходит всего 13 тысяч человек (для сравнения — по кругу Аннапурны проходит более ста тысяч человек в год).

Оставалось всего ничего — доехать из Катманду до местечка Syabru Bensi, откуда начинался трек. Минус день из жизни и полные легкие пыли. Непальские дороги — это испытание на принятие окружающей действительности. Хорошо, что в автобусе нас развлекали непальскими фильмами о любви и мафии, хотя они не уменьшали желание тошнить все восемь часов подряд.

Переночевав в Syabru Bensi и в последний момент раздобыв карту маршрута, мы выдвинулись в путь. Первый день прошел бодро, мы набрали около тысячи метров высоты.

Большой плюс ходить по лесу с биологом — все из зеленого или движущегося превращается в опознаваемые объекты. Теперь это не просто маленькая птичка на камне, а оляпка. А это не курица перебежала нам дорогу, а фазан. Причем, очень красивый. А вот это не просто обезьяны скачут по деревьям, а черно-белые пушистые лангуры. И это не волосатые коровы, а яки. Шучу, про яков я знала и раньше.

Я узнала много про разные виды ос, пчел, про насекомых и птиц, про растения и цветы. Например, про дикие орхидеи.

А еще у биолога с собой был бинокль, поэтому наши переходы замедлялись частыми остановками в красивых местах с целью созерцания и наблюдения. Лешу интересовали исключительно животные и птицы, а мне нравилось рассматривать все подряд. Бинокль давал мне супер силу приближать к себе деревья, реки, дома, людей, и я просто не могла оторваться. Каждый день мы искали красную панду. Говорят, она водится в этих лесах, и мы изучили о ней почти все, но она никак не хотела себя проявлять.

Первую неделю трека я отчаянно боролась с собой. Мне было очень трудно. Тело постоянно болело, рюкзак казался невероятно тяжелым, подъемы слишком крутыми, холод просто непреодолимым. Холодно было в основном только ночами, а днем можно было идти в футболке или флиске, но каждый раз отход ко сну был испытанием. Хорошо, что спальник, купленный в Непале, оказался очень теплым и быстро нагревался.

Каждое утро начиналось довольно внезапно. Возможности и желания долго разлеживаться в постели не было. Надо было подскочить, скинуть с себя чистую одежду, в которой спишь, надеть уже пропитанную грязью и потом дневную одежду, впрыгнуть в ботинки, трясущимися руками и уже отработанными движениями сложить рюкзак и выбежать на улицу. Там обычно было теплее, чем в комнате. Примерно через полчаса после старта тело нагревалось, и приходилось останавливаться и скидывать с себя слой за слоем одежды.

Но, как оказалось, холод был не самым страшным испытанием, хоть я и боялась его больше всего. И даже не физическая нагрузка, не тяжелый рюкзак, не желание все время есть сладкое, а мой собственный ум. Вот он извращался, как мог, придумывая разные отмазки, чтоб не просыпаться утром, чтоб тянуть время, чтоб делать частые остановки (то раздеться, то камень из ботинка выкинуть, то воды попить, то на птичек поглазеть).

Предлагал лечь и лежать, не двигаясь с места. Напоминал мне все время, какая я ленивая и как я на самом деле не люблю ходить в горы. Я люблю бывать в горах, люблю на них смотреть, но ходить вверх мне трудно. И тащить рюкзак. Ум уже начал мечтать о том, как в следующий раз я найму человека, который понесет за меня мой рюкзак, пока я буду идти налегке. Эти размышления причиняли мне много боли и не давали наслаждаться природой и окружающими пейзажами.

В то же самое время мне хотелось рекордов и статистики. В один из дней у нас был вариант забраться на вершину Tsergi Ri, высотой в 4975 м. Мы специально сделали две ночевки в деревне Kyanjin Gompa на высоте 3800м, чтоб не торопиться с восхождением на пик. Мне хотелось забраться туда, чтоб превысить свой горный максимум, который составил 4100м в прошлом году. Но это оказалось не так просто. Гора давалась с трудом, было тяжело дышать, а ноги совсем не хотели двигаться. И тут мой ум давай подкидывать дровишек. Раз уж не пошла к Эвересту, но надо хотя бы тут не ударить в грязь лицом. Давай, слабачка! Надо было тренироваться в Таиланде, а не в гамаке разлеживаться. Обратно не повернем, пока снегом по шею не засыпет!

В общем, до вершины мы не дошли из-за того, что на гору наползли тучи, и пошел снег. Так что вместо 800 метров мои достижения составили всего 300 метров, и я была крайне недовольна своим результатом, но зато рада, что можно повернуть обратно, спуститься вниз, заказать чаю с медом, отогреться. И тогда тело отогревается, расслабляется и шепчет — спасибо, — и горы за окном не такие суровые, и вроде не так тяжело.

В Лангтанге живут выходцы из Тибета, их женщины носят традиционные одежды и говорят на непальском, тибетском и английском языках. По пути много храмов, ступ и священных мест.

 

А еще они вкусно готовят. Мы все время баловали себя то супами, то рисом с чечевичной подливкой, то момо (это как вареники, только приготовленные на пару). Приятно после 6-8 часов пешей прогулки по горам съесть тарелку горячего тибетского супа с макаронами.

В какой-то момент мы встретили на тропе ребят с Украины, и оказалось, что они видели мои прошлогодние видео отчеты с Марди Химала и базового лагеря Аннапурны. Было неожиданно и приятно быть узнанной на тропе в лесу, в горах Непала.

А впереди нас ждали священные озера Gosaikunda. Но вначале мы решили сделать перерыв, отмыться и отдохнуть. Для этого мы выбрали местечко Thulo Syabru. Но, когда мы пришли туда, то помимо красивых пейзажей и террасовых рисовых полей обнаружили повсюду стройки, кирпичи и пыль.

Район Лангтанг сильно пострадал во время землетрясения 2015 года, было разрушено много домов, погибли местные жители и туристы. Теперь почти все восстановлено, но еще местами ведется строительство новых домов.

Пока мы решали, оставаться или идти еще выше, я воспользовалась своими супер способностями и рассмотрела внимательно город в бинокль. И нашла нам совершенно чудесный деревянный домик-скворечник с панорамными окнами с трех сторон, радушной хозяйкой, вкусным кофе и стиральной машинкой.

Два дня мы там зависали, чистились, наблюдали за птичками, высматривали панду и случайно увидели оленя, за которым гнались собаки. Я наслаждалась невероятно крепким гималайским кофе и писала заметки.

И вот, спустя неделю я включилась. Тело вдруг стало легким и пружинистым, как будто старые клетки умерли, а новые родились со встроенной любовью к горам. Теперь рюкзак уже был не таким тяжелым, и я смеялась над своей идеей нанять человека, который понесет его за меня. Мне перестало хотеться останавливаться и делать привалы. И теперь я смогла в полной мере наслаждаться природой — мшистым лесом, соснами, туманом и рододендроном. Когда смотришь на эти крепкие и изящные деревья, сердце радуется и наполняется любовью. Как красиво они цветут, украшая долины розовыми, белыми и красными цветами! Кажется, что оказываешься в сказочном лесу. А когда в этой невероятной красоте еще и примешивается сладкий запах пихты, то хочется остаться там и просто лежать на ковре из осыпавшихся иголочек.

С набором высоты пейзаж сменяется, становится более пустынным и каменистым, и только гималайские вороны оглашают просторы своими криками.

А на высоте 3800 м нас остановила непогода. Сначала с неба стали падать крупные куски льда, похожие на гречку, а затем пошел снег. Израильтяне, остановившиеся в том же отеле, что и мы, радовались и резвились, потому что впервые в жизни видели снег. Они даже смогли слепить мини снеговика. А мы сидели поближе к печке и оттягивали момент отхода к холодному сну.

Следующий день прошел почти по колено в снегу, у меня намокли кроссовки и носки.

И вообще приходилось идти по узкой засыпанной снегом дорожке прямо над обрывом. Миллион раз в мозгу проскакивали картины, как кто-то из нас соскальзывает в эту пропасть, но мысли приходилось отгонять и просто идти вперед.

Мы пробирались к священным озерам. Согласно легенде, они появились от удара трезубца Шивы. Как бы там ни было, наши старания окупились сполна, и мы оказались среди красоты.

Чистая ледяная вода в огромном озере на высоте 4400м. Слышны повизгивания и крики людей, которые отважились туда нырнуть, а так же восторженные возгласы людей, прилетевших туда минут на 10 на вертолете. Нагулявшись, я заворачиваюсь в спальник и сушу промокшие носки.

На следующий день нас поджидал перевал 4600 м, который на удивление дался мне очень легко, хотя я и волновалась, что умру где-то по пути. А затем — долгий путь до следующей стоянки мимо целой огромной можжевеловой долины. Нам даже повезло увидеть гималайского монала в полете — национальную птицу Непала.

Весь путь я только и думала о горячем душе. Его не было уже дня три, кажется. А может и дольше. Я уже забыла. Но когда мы пришли, нам сказали, что есть только один вариант помыться — в речке. Так что, взяв ведро, ковш и шампунь, я пошла поливать себя холодной водой, стоя на нагретом солнцем камне. Это был самый приятный и запомнившийся мне душ за все время.

После этого трек постепенно подходил к концу, и в какой-то момент мы вышли из леса на песчаную дорогу и попали в деревню с одним лишь отелем, покрытым слоем пыли. Там мы решили, что дальше идти по дороге нет смысла, на следующий день поймали автобус до Катманду и провели 6 часов в адских пытках, тряске, с непальской задорной музыкой и истошными криками козла, которого зачем-то посадили в багажное отделение и везли в Катманду.

После этого трека я сделала несколько выводов — надо купить себе нормальный треккинговый рюкзак, новые ботинки, запастись сникерсами и попробовать пойти к базовому лагерю Эвереста в следующем году.

А красную панду мы так и не увидели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.