Марди Химал, день 1

Кто считает, что нужна смелость, чтобы уехать жить за границу, — пусть поговорит со мной. Кто считает, что у моря на райском острове можно лишь отдыхать и пребывать в бесконечном счастье, — пусть спросит об этом у меня. Кто думает, что свобода окрыляет, — опять ко мне. Каждый раз меня одолевают страшные муки выбора — куда мне двинуть дальше. Часто из-за сезонности многих мест получается так, что оставаться больше нельзя, и надо двигаться с теплого насиженного местечка. Или место становится через чур теплым и насиженным, и от этого аж тошнит. А куда ехать дальше, когда вариантов и желаний очень много, но страх сковывает все тело? Выползают разные опасные мысли — где жить, где брать деньги, чем заниматься. Каждый раз все по новой. Страх остаться одной, мертвая беспомощность. Страх облепляет со всех сторон и не дает дышать. Вместо того, чтоб наслаждаться свободой от бесконечного выбора вариантов, я страдаю и тяну с принятием решения. А потом делаю что-то, но мне по-прежнему очень страшно и я почти никогда ни в чем не уверена. А по поводу райского острова… Этой зимой я работала так много, что спала каждую свободную минуту и никого не хотела видеть. Количество закатов, увиденных мною за полгода жизни на острове, едва превышает 20 штук. И мое унылое состояние явно говорит о том, что и в раю можно, как следует, загрузиться. Но есть лекарство. И если меня спросят, что со всем этим делать, — со страхом, муками выбора, с апатией, депрессией, со всеми кошмарными мыслями, — то я скажу: «Медитировать!». Но есть еще один отрезвляющий и приятный способ прочистить голову — пойти в горы.

И поэтому я направила стопы в Непал, к тому же я уже 10 лет мечтала туда попасть. Первые несколько дней мы были в Катманду, и благостная атмосфера возле ступы Боудданатх не давала мыслям разгуляться. Но в туристической Покхаре они сорвались с цепей. И тут на сцену вышел мой внутренний великий комбинатор. И давай простраивать маршруты по России и ближнему зарубежью, просчитывать стоимость грандиозных планов, составлять варианты заработка в пути и тормошить всех, кто может помочь. А внутренний паникер подсчитал оставшиеся деньги и объявил голодовку в целях экономии финансов. При этом внутренний ребенок впал в расстройство от беспомощности и одиночества. И вот тут мне впервые за долгое время захотелось, чтоб меня взяли на ручки и решили все мои проблемы вместо меня. Поэтому что сама я уже не была в компетенции решить, что я хочу делать — спать или гулять; что я хочу есть, даже не могла понять, надо мне покупать треккинговые ботинки или нет.

Все решилось в последний день. Мы решили идти в горы, и за день до этого купили билеты в Москву, купили все необходимое снаряжение, обувь, палки, дождевики, и тогда вдруг отпустило, и камень с плеч укатил далеко. Бай-бай! Природа с моим состоянием была солидарна, и всю ночь перед нашим походом сливала напряжение дождем и громом. Мне было смешно — стоило, наконец, покончить с переживаниями и собраться в трек, как пошел дождь, да еще и с грозой и молниями. Но утром, к счастью, снова засияло солнце, и мы медленным шагом выдвинулись в путь. Сначала мы позавтракали и выпили кофе. Потом в толкучке доехали на двух городских автобусах до автобусной станции, с которой уходят автобусы до Канде, начальной точки нашего пути. Нам продали билеты, махнули рукой в сторону автобуса, сказали классическое «Окей гоу», и мы покатили по горному серпантину.

Я сидела, зажатая между Диной и теплым непальским дедушкой, упираясь коленками в ноги красивой девушки, которая все время сверлила меня взглядом. Если не считать того, что ехали мы спиной вперед, и нас мотало из стороны в сторону на поворотах, то было вполне удобно и даже весело. Наконец, спустя две недели в Непале, возникло чувство назревающего приключения. Спустя часа два на остановке на чай чувство усилилось, потому что случайным образом выяснилось, что мы проехали свою остановку и отчаянно от нее отдалялись. Кондуктор, проверявший наши билеты, покачал головой и быстро уладил ситуацию. Нас пересадили в автобус, который ехал в обратную сторону, и спустя час мы были на месте. И вот, для статистики: встали мы в 6.30, и только в 12.30 мы, наконец, встали на тропу.

Вначале дорога шла мимо скромного села тибетских беженцев. Затем, кем-то заботливо уложенные каменные ступени привели нас в лес, полный опавших листьев, и оттого похожий на осенний. Идти было легко и приятно. Повсюду указатели, понятные тропы, даже мусорная корзина один раз нам встретилась. И через каждый час — лагерь. Лагерь — это целая инфраструктура в горах с номерами, теплыми одеялами, кафе, местами под палатки, с электричеством, туалетами, и иногда даже интернетом. Не понимаю, как это все строилось здесь, если сюда нет возможности подъехать на транспорте.

На высоте 2100м нам встретился еще один лагерь, но мы шли так бодро, что решили пройти дальше, ведь было всего 3 часа дня. Все туристы, что шли за нами, сделали остановку на ночь в этом лагере, поэтому мы шли одни, наслаждаясь душистым лесом, трогая деревья, покрытые густым мхом, и передразнивая пасущихся барашков.

Почти в конце крутого подъема нам на счастье встретился ангел в лице молодого непальского парня. Он сказал, что до следующего лагеря идти еще 3 часа, и лучше повернуть обратно, пока не пошел дождь. Пока мы раздумывали и сомневались, дождь все-таки пошел, и мы с позором вернулись в лагерь. Он назывался Pitam Deurali. Там нам дали номер за 300 рупий (150 рублей), тремя розетками и теплыми одеялами, и мы совсем не пожалели о возвращении, потому что дождь шел еще долго.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.