Четыре дня в Сайгоне

Единственное, о чем я жалею относительно Грузии — это то, что я не сгоняла, как следует в горы. Не посмотрела далекую Тушетию и не покаталась по склонам Гудаури. Особенно осознание упущенных моментов и клевых фоточек в инстаграм я ощутила во время короткого перелета из Тбилиси в Москву. Самолет летел над горами, и мы видели все складочки и трещинки, мощные снежные шапки и крутые перевалы. В такие моменты я всегда благодарю время, в которое я живу за возможность подбираться так близко к горам и летать над ними.

В Москве мы пробыли всего несколько часов, и половину времени потратили на переезд из одного аэропорта до другого. Москва была мрачная, серая, небо опустилось низко-низко, и именно такую Москву я не хочу часто видеть. Хочу помнить ее солнечной и цветущей, широкой и чистой. И, к счастью, мы быстро покинули этот мрачняк и улетели во Вьетнам.

Я обожаю ночные длительные перелеты. Для меня это настоящее приключение. Все эти узкие кресла, пледики, самолетная еда, пейзажи за окном, шум моторов. И состояние неизбежности — мы в самолете, на высоте нескольких тысяч километров, и выхода нет. Пока не долетишь, никуда не денешься. И почему-то это осознание приятно, особенно когда летишь туда, куда хочется.

Уже не помню, сколько раз в своей жизни я прилетала в Хошимин. И каждый раз одно и то же. Первый момент — выходишь из самолета, и горячий тяжелый воздух проникает в легкие, окутывает мягким коконом, моментально заземляет. Второй момент — выходишь из аэропорта, и огромная толпа местных жителей встречает тебя, тысячи узких глаз следят за тем, как ты проходишь сквозь человеческий коридор. Сколько раз я сама вот так встречала людей и наблюдала за ними!

И вот, я снова на вьетнамской земле. Четыре года не была здесь. Тем временем почти ничего не изменилось, и я вожу Серегу по своим любимым местам, пока мы не теряем счет разным кафешкам и странным вьетнамским блюдам.

И конечно, я не отказала себе в удовольствии водить байк по этим бешеным улицам. Ох, как пело мое сердце, когда я выкатывалась на дорогу, совершала наглые, но аккуратные маневры, чувствовала других людей, оказавшихся в данный момент со мной рядом, движущихся в одном направлении.

На дорогах Хошимина, хотя я все же буду называть его Сайгоном, как нигде чувствуешь свое единство с другими людьми, ощущаешь себя частичкой большого океана жизни, где мы все связаны единой целью — доехать до пункта назначения.

Сколько дорог Сайгона я уже проехала, и сколько еще проеду? Карта города вшита в мою память, и я легко ориентируюсь в этом десятимиллионном городе, помню названия многих улиц и представляю, куда они меня должны вывести. Сколько раз я попадала в аварии, сколько раз была близка к крушению, но каждый раз снова сажусь за руль в погоне за чувством свободы.

Мы прекрасно провели время в городе, я свозила Серегу в первый аквапарк в его жизни, научила кататься на горках и отдыхать в бассейне с волнами, мы бессовестно гурманничали, шарахались по подворотням и чуть ли не поливали себя знаменитым вьетнамским кофе со льдом и сгущенкой.

Во время очередной экспедиции по подворотням мы наткнулись на выставку известного фотографа Rehanh, полистали альбомы, понаслаждались его работами, набрали открыток и автографов.

Вьетнам для меня — всегда глубокое переживание. В своей жизни я в общей сложности провела там 14 лет, в этой стране прошло мое детство, и мне всегда приятно туда возвращаться.

А еще в Сайгоне у меня есть дом и семья, где мне всегда рады, где я купаюсь в любви и заботе, где я чувствую поддержку. Это дом моего дяди, который рядом, и который поддерживает меня с тех пор, как мне исполнилось 4 года. И чем чаще я уезжаю и снова неожиданно возвращаюсь, тем больше благодарю судьбу за то, что он есть в моей жизни. «Василинка уезжает», — говорит дядя, и идет провожать меня. Открывает мне ворота, я выкатываю байк на дорогу. Мы обнимаемся, прощаемся легко, и я не знаю, когда мы увидимся вновь. Такие встречи с любимыми людьми для меня бесценны, и я их каждый раз запоминаю навсегда.

А вообще мы прилетели в Сайгон за тайской визой, потому что получить ее в России очень сложно, а в других азиатских странах — запросто. Так что два дня, и в наших паспортах новенькие визы, и мы готовы ехать домой, на Панган.

Все красивые фотографии в этом посте — результат таланта Сергея Лепченкова

1 комментарий

  1. Аноним
    ·

    Если бы я снимала фильм «Женщина — кошка», то пригласила бы Вас на главную роль.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.