Бежать из Тбилиси, часть 1

Две недели я провалялась дома с больной ногой. Почему-то она опухла, и я не могла ходить. Хорошо, что ничего не сломала. Можете спросить меня, почему я не пошла к врачу. Скорее всего я что-то промямлю. Время было непростое: нога все время болела, я ходила с трудом, и при этом надо было решать много вопросов — снимать квартиру и готовиться к зимовке в Тбилиси.

Рядом был Сережа, и именно благодаря ему я выжила. Друзья уехали в отпуск, и я продолжала жить у них в Цкнети. Рядом с домом не было магазинов, и за продуктами надо было идти несколько километров вниз. Так что если бы не Сережа, мне было очень трудно. При этом надо было подыскивать себе жилье в городе. По хорошему нужно было ездить и смотреть все варианты. Хотя, по правде говоря, смотреть было нечего. Каждый день я проводила несколько часов на сайтах с квартирами, а в ценовой категории 300 долларов в месяц видела только страшные варианты с бабушкиными коврами и старой мебелью. Дни шли, а квартира так и не находилась. В закладках я сохранила квартиру за 500 долларов, потому что мне понравился ее дизайн. Разочаровавшись в предложениях, я открывала фотографии той квартиры и любовалась. В ней все было идеально для меня — 10 минутная доступность до работы, уютный балкончик, зеркало в полный рост, новый ремонт, светлая мебель, барная стойка. В итоге Сережа все-таки поехал ее посмотреть и смог договориться с хозяевами скинуть 100 долларов. Так что к середине октября я перебралась в свою квартиру и отдала деньги за первый и последний месяцы.

Вот тут можно было бы и выдохнуть. Квартира есть, работа близко, можно ходить до нее пешком. Оставалось выздороветь. Нога постепенно заживала, и я стала, прихрамывая, выбираться на улицу. В это время на Тбилиси медленно надвигалась осень. Днем еще было довольно тепло, светило солнце, но к вечеру температура опускалась почти до 5 градусов. Я озадачилась теплыми вещами. Хотела выглядеть стильно и по-новому. Вместо рваных платьев и босоножек — черное пальто и красные штаны. Новый образ радовал меня недели две. Затем я все чаще стала задумываться о том, что теплая одежда — не совсем мое.

В конце октября меня отправили от работы на обучение в Москву. Это была поездка, перевернувшая многое и заставившая меня задуматься о дальнейшем своем существовании. Москва для меня — всегда мощный толчок к переменам. Стоит мне залипнуть где-то, в каком-то месте, в своем мышлении или принципах, — Москва встряхивает так, что после этого на месте уже не усидеть.

Я жила в центре, прямо на Тверской, в капсульном хостеле с большими окнами и приятными диванами. Мечта интроверта — закрыться в капсуле и спать, читать, лежать там, восстанавливаться.

Кто-то говорит, что Москва выкачивает энергию. Но в моем случае — она ее дарит. Энергию, возможности, людей. Мозайка моей поездки выглядит примерно так. Меня встречает друг в метро и помогает найти хостел. Приятная капсула и крепкий сон. Я встречаю Пашу, с которым подружилась на курсах барберов, он отводит меня в гости к родителям, и я возвращаюсь перекормленная и с пакетом еды на все оставшиеся дни. Я в растянутом свитере прохожу мимо Манежа, где проходят дни высокой моды, встречаю своего друга-фотографа, и он проводит меня за кулисы. Я наблюдаю за нервничающими девочками, которые становятся просто королевами, когда выходят на подиум. Красивые высокие, в прекрасных нарядах. Я в своем растянутом свитере среди знаменитостей на этом событии.

Лапшичные, вареничные, ночной бар с невероятно вкусным чаем и катание по ночной Москве.

Мой друг в костюме Джокера и с головой Бэтмэна, орущий «Вам конец!» в моем хостеле.

Любимые мои подружки-одноклассницы, связанные со мной теплым детством во Вьетнаме.

Выставка Климта в Пушкинском музее. Прогулка по вечернему Арбату. Бесконечное вдохновение.

И, конечно, само обучение. Оно длилось всего три дня, но я познакомилась с коллегами, посмотрела на мастеров, отработала несколько стрижек. И начала задумываться о том, почему я не зарабатываю столько, сколько они. В Москве перспективы все же выше, чем в Грузии, но в Москве меня в Чоп-Чоп не возьмут по гендерному признаку. Зато есть много других салонов, где можно зарабатывать не меньше, а в Тбилиси есть только один барбершоп помимо Чопа, и зарплаты еще ниже. Так что я стала задумываться, почему я, находясь в этой профессии, зарабатываю так мало.

Зато набралась опыта и вдохновения от других ребят, мы делились своими проблемами и достижениями, а еще посмотрели мастеркласс от американского барбера. Стрижка у него стоит от 50 до 150 долларов, но при этом он не владеет всеми техниками стрижки, как бог, и мой внутренний перфекционист приуныл.

Я вернулась в Грузию, в свою квартиру в Тбилиси, вдохновленная Москвой и новыми знаниями, и готовая работать. Ходить на работу, в магазин и возвращаться в уютную квартиру изо дня в день прямо до апреля. И тут, вместо того, чтоб выйти на работу в Чоп-Чоп в Тбилиси, я была отправлена снова в Батуми. Мне бы радоваться, правда? Ведь Батуми такой классный. Но не в ноябре, когда город вымирает. Когда туристы уже уехали, а половина местных мужчин — потенциальных клиентов, ушли в море. Я зашла в квартиру, которую нам снимало начальство, а она была просто уничтожена грязью после одного из мастеров, который работал в Батуми до моего приезда. Первую ночь я спала на шторе и терпела до работы, чтоб сходить в туалет, — так там было грязно и страшно. Когда утром в дверь постучал хозяин квартиры и увидел меня, и собственно квартиру, он проникся ко мне такой жалостью, что вызвал для меня уборщицу. Эта волшебная фея отмыла все так, как будто в квартире никто никогда не жил. Они даже поменяли шторы. Жить стало чуть комфортнее, но все равно было очень холодно, потому что из отопления был только кондиционер. В Батуми сильная влажность, и холод ощущался острее, чем в Тбилиси.

На работе дела шли не очень. В день было 1-2 человека, и приходилось просто просиживать в пустом салоне в ожидании чуда. Я поняла, что работаю в минус — в Батуми почти ничего не зарабатывала и тратила полученные деньги на еду, и при этом у меня простаивала квартира в Тбилиси. Каждый день я ходила на работу по прекрасному Батуми, но он меня уже не радовал, а мысли о том, что что-то идет не так, — вызывали слезы. Я чувствовала себя в ловушке, но не знала, что мне делать. Но затем мне позвонила Вика и сказала, что мне пора возвращаться в Таиланд. И когда это червячок закрался мне в голову, я заметила, что от одной этой мысли мне становится радостно. И при этом стыдно, что я не смогла. Не смогла усидеть на одном месте, пережить зиму и жить в режиме дом-работа. Но когда я думала о Таиланде, то эти мысли постепенно таяли под воображаемым жарким солнцем в моей голове.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.