Тремя самолетами из Катманду

Самое грустное в путешествиях за границей — это окончание срока визы. Улетать из Непала совсем не хотелось. Да и не простое это дело. Дешево добраться можно разве что в Индию, но к ней я пока не была морально готова. В какой-то момент множество вариантов сократилось до одного, и я решила, что мне пора навестить семью во Владивостоке. К сожалению, прямых рейсов из Катманду до Владивостока не бывает, поэтому пришлось добираться тремя самолетами.

Последнее утро в Катманду было, естественно, волшебным и незабываемым. Я встала пораньше, в 2 часа утра, рюкзак у меня был уже сложен, так что я спокойно могла посвятить последние 10 часов перед вылетом созерцанию ступы.

Выхожу в темноту раннего утра. Уличные собаки узнают меня и продолжают спокойно спать на дороге.  Я делаю несколько почтительных кругов и присаживаюсь на лавочку перед ступой. К трем часам утра лавочку занимают монахи и тибетцы и мы все вместе пьем чай с молоком.

Накапывает небольшой дождь. Я смотрю на ступу, любуюсь, прощаюсь. Слезы текут по щекам. Молодой монах сидит рядом со мной, смотрит на меня и спрашивает, почему я плачу. Я объясняю, что плачу от того, что ступа очень красивая. Он понимающе кивает и переводит всем остальным. Наступает тишина.

В это время лама читает утренние молитвы в главном храме. Храм очень маленький, там помещается всего несколько человек. Лама читает древние тексты, а люди подходят, зажигают масляные светильники, делают подношения. Я тоже зажигаю три светильника, после чего лама предлагает мне посидеть на низком табурете рядом с ним. Пока я сижу там, меня уносят волны тибетских молитв.

Ровно в 4 утра наступает самое важное время нового дня — время ударить в главный колокол. Он просто огромный и прикреплен замком, чтоб никто не мог стучать в него просто так и в любое время. На нем выгравировано много мантр и молитв, и он сам по себе — произведение искусства. Странно, но за два месяца в Катманду я ни разу не слышала, как он звучит.

Лама зовет меня с собой, мы подходим к колоколу, и я наблюдаю, как он открывает замок и оттягивает язычок колокола. С тяжелым звуком натягивается пружина, а затем — удар и тишина. На самом деле не тишина, а раскатистый звон раздается на всю округу, а я стою очень близко, и этот звон у меня прям в голове, сотрясает все мое тело, а мысли все разлетаются, и на миг я ловлю то самое состояние, о которых говорится в древних текстах. А дальше происходит необыкновенное — лама подзывает меня к себе и дает мне самой ударить в колокол. Еще и еще раз! И я теперь становлюсь причастной к этому утру, я теперь важная часть его.

Вы тоже можете послушать звучание колокола и прикоснуться к тому моменту.

А потом все ускоряется, народ просыпается, начинается ежедневная рутина. К ступе стягиваются бедняки в поисках милостыни, тибетские бабушки в своих шикарных нарядах начинают наворачивать круги, а я совершаю свою последнюю в этом месте медитацию. Раздаю оставшиеся деньги нищим, прощаюсь со своими мексиканскими друзьями, с продавцом фруктов, с владельцем маленького кафе, где я часто ела, с индийской девочкой с ресепшена в отеле. Теперь можно ехать. Тут мое время закончилось, и теперь начинается что-то новое.

В Катманду дождь, как и у меня в сердце. Но я знаю, что приеду сюда снова. Это было мощное и глубокое путешествие, но Непал не отпускает так просто, и я уже чувствую, что мы прощаемся не надолго.

Первая моя остановка в Куала-Лумпуре. Мой самолет прилетел в 9 вечера, а следующий самолет был только утром, поэтому я, не теряя времени, расположилась на полу между скамейкой и стеной. Хорошо, что пол в аэропорту покрыт ковролином, и что у меня есть вкладыш для спальника. Так что до утра спала спокойно, в тепле и никем не потревоженная. Утром до самолета я присмотрела Старбакс и взяла там большой стакан кофе. И с этого момента начался мой долгий период почти без кофе, потому что после гималайского кофе в Катманду все не то.

Следующий самолет доставил меня в Корею, где мне без вопросов дали штамп на два месяца и возможность погулять по городу. Вообще два месяца мне было многовато, потому что до следующего самолета у меня было всего 30 часов.

Что делать ночью в Сеуле? Можно гулять по городу, сходить в бар или просто спать в отеле на каком-нибудь высоком этаже с видом на город. Но лично я пошла прямо в баню. Корейские бани знамениты на весь мир. Это отдельная вселенная, где можно забыть о том, сколько сейчас времени, какой сейчас год и время суток. Все становится не важным, особенно когда закапываешься в теплые терракотовые шарики или в горячую соль и лежишь, расслабляешься.

Мне посоветовали баню Siloam, до которой можно доехать по прямой ветке метро от аэропорта. На входе после оплаты выдают пижамку и отправляют гулять по зданию. В пятиэтажном банном комплексе есть все — несколько саун, джакузи, теплые и холодные бассейны, комната отдыха, телевизоры, тренажерный зал, кинотеатр, библиотека, компьютеры и игровые автоматы, разные теплые комнаты с горячими камнями, солью, шариками, ледяная комната, а на последнем этаже есть кабинки для сна, — отдельно для мужчин и для женщин. И еще отдельно для тех, кто храпит.

Processed with VSCO with a5 preset

В бане я провела 17 часов. Отлично выспалась, подзарядила телефон, погрелась, помылась. Как я поняла, что пора уходить? Когда я уже так перегрелась, что почти не могла ходить ровно, не держась за стенку. Тогда я стала подумывать о том, что пора собираться, но задержалась еще на пару часов в кинотеатре и поспала там в супер мягких и удобных креслах. Когда проснулась, то собралась с силами, спустилась на самый нижний этаж, где находятся сауны, джакузи и душевые, нашла добрую корейскую женщину, которая мочалкой сняла с меня тайский загар и пыль Катманду, и уже тогда я смогла явить себя миру.

Пока я купалась в бане, Сеул купался в солнце. Я решила прогуляться в парк. Я уже представила себе такой лес со скамейками, где можно лежать на траве, сидеть под деревом или просто прогуливаться в тени. Я же не знала, что Сеул находится на горках, и в парк мне пришлось подыматься под палящим солнцем. А там, на горке, где расположен парк, кругом открытые пространства и памятники каким-то корейским мужчинам, которых я не знаю.

Поэтому я поняла, что парк — это не мое, спустилась вниз и пошла гулять по району. Я не хотела далеко удаляться от станции метро, поэтому я просто погуляла вокруг, намотала 20 км по улицам и подворотням Сеула, чуть не умерла от жары, полюбовалась городом, насколько возможно, влюбилась в него, и поехала в аэропорт. Сеул мне прям очень понравился.

Здорово после пыльного Катманду оказаться в современном азиатском мегаполисе с шикарными дорогами и высокими зданиями. Как ни странно, в Сеуле я поняла, насколько шумно в Катманду. Даже не смотря на широкие проспекты и трафик, моим ушам в Сеуле было хорошо и спокойно.

Третий самолет был полон китайцев и парней в спортивных костюмах Адидас. Да-да, я лечу во Владивосток. И это сразу понятно по пассажирам. Мы прилетели поздно ночью, и мне пришлось самой добираться до города на такси и ночевать в хостеле. Я же люблю сюрпризы, поэтому никто из близких не знал о моем приезде.

Как же хорошо, что хостел, в котором я ночевала, оказался таким неуютным, что я решила покинуть его как можно скорее. Благодаря этому я успела приехать домой за 10 минут до того, как все покинули квартиру. Папу я встретила выходящим из подъезда. Он на несколько мгновений замер и смотрел на меня, как на галлюцинацию. Затем я порадовала брата, он как раз выбегал из квартиры, и мы успели только обняться.

Мы заехали к маме на работу, и я выпрыгнула на нее из-за угла, когда она вышла на улицу. Вот радости-то было! А бабуля моя, как ни странно, совсем моему приезду не удивилась, потому что накануне она разложила какой-то пасьянс и по раскладу поняла, что я приеду. Так я поняла, что многого не знаю о своей бабушке.

Вот так, поездка из Катманду заняла у меня 4 дня, три рейса, 15 самолето-часов, кучу денег, но массу впечатлений. Но основное, конечно же, не снаружи, а внутри.

А еще дома у нас появился котик, и это прекрасно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.