Приключение на Тобе

И снова сводки с Тобы. В какой-то момент мы все же решили взять байки и посмотреть, что происходит в других частях острова. Наша основная жизнь происходила на полуострове Тук-Тук, который можно обойти по кругу за полчаса. Мы сделали такой круг один раз и после этого перемещались от домика максимум до кофейни и ресторана с темпе.

Выходишь на дорогу, и все с тобой здороваются, улыбаются, машут, как будто знают тебя очень давно. И в какой-то момент у меня сложилось чувство, что я просто умерла и попала в рай, и теперь мне никуда не нужно торопиться, ничего не надо делать, только в бесконечной нирване соединяться с природой, ощущать сменяющийся несколько раз за день ветер, наблюдать движение воды в озере, колыхание водорослей и появляющиеся из-за стенок кратера тучки. Часто я выхожу на террасу своего домика, сажусь в кресло и просто смотрю вперед. А вперед смотрит в меня. Вот такая жизнь.

Тук-Тук — лишь крохотная часть большого острова Самосир, который по размерам, как Сингапур. Тут есть маленькие озера, водопады, природные горячие источники, горы, рисовые террасы.

Удивительно, что местные жители живут довольно скромно. Их жилища часто выглядят неряшливо, как будто (а может, так и есть), они набиты каким-то ненужным хламом. Традиционные домики очень милые, но в них почти нет окон.

Для меня это странно. Как можно жить в таком красивом месте и не любоваться им без остановки? При этом видно, что жители сами по себе опрятные и рукастые, у них даже есть какое-то чувство стиля. Школьники все в нарядной красивой форме, много художников и резчиков по дереву, выполняющих красивейшие работы. На каждом шагу какие-то космические церкви разных направлений архитектурной мысли.

Почему же тогда личные жилища такие скромные и страшненькие, если сами жители способны создавать красоту? Этот вопрос меня часто беспокоит в Азии. Зачем поворачивать дома к пыльной дороге, когда можно повернуть к джунглям? Зачем делать такие маленькие окна и крохотные комнаты? Зачем набивать свое жилище хламом? Это все вопросы в пустоту, и я еще не нашла ответов.

Вообще тут вопрос более глобальный: если ты человек, и способен видеть и создавать прекрасное, то зачем делать страшные вещи? Как, например, многоэтажки. Вопрос можно повернуть и в другую сторону: если ты можешь делать добро, то зачем совершать зло? Ведь всегда есть выбор действия, и это отличает нас от более низших форм, да? Я ушла далеко в размышления, но это те вопросы, которые волнуют меня сейчас. Особенно когда я вижу что-то поистине ужасное, я совершенно искренне и по-детски удивляюсь, — как это попало сюда, в наш мир?

Ну а на Самосире тем временем произрастают все виды фруктов, которые я знаю. И некоторые из тех, с которыми я не знакома. Например, вот такая штука.

Мы узнали, как растет какао — маленькие такие какао-кабачочки на хрупких деревцах. Их потом грузят в тачки и сушат на солнце.

Мы видели гуаву, рамбутаны, маракую, кремовое яблоко — все это произрастает в свободном доступе, куда ни глянь. Рай, говорю же.

В один из дней мы поехали по часовой стрелке вокруг Самосира и попали на красивые горные серпантины, с которых торжественно видно озеро и стенки кратера. Каждый поворот вызывал восторженные вопли. Наверное, нам следовало идти этот путь пешком, чтоб глаза успевали напитаться этой красотой.

День был прекрасный, солнечный, тихий, наша обзорная экскурсия проходила легко. Тихий голод мы утоляли дурианами у дороги. И вот, когда мы уже решили, что пора двигаться в обратный путь, тогда с нами и случилось ПРИКЛЮЧЕНИЕ НА ТОБЕ. А без приключений, как известно, не обходится ни одна поездка. Не рассказывать же в трех постах о том, как я лениво сидела на террасе, читала книжки, рисовала и любовалась стрекозами.

Так как ехать по той же дороге обратно — это совсем не по-спортивному, мы выбрали самый странный и подозрительный путь, какой только был возможен. В наших представлениях он был практически красной ковровой дорожкой прям до дома, — дорога, которая шла поперек всего острова, в самой узкой его части. Все карты — бумажные и электронные давали разные сведения об этом пути, но мы все же решили рискнуть.

Почти половину мы проехали без происшествий. Местами был неплохой асфальт, кое-где встречались ямы и камни, но дорога уверенно шла вверх, и мы следовали по ее извилистому телу. И вот, когда перевал уже был пройден, на вершине горы, после которой сам Бог велел дорожке плавно спустить нас к дому, стал накапывать дождик. По счастливой случайности он стал это делать как раз возле большого жилого дома, где жила индонезийская семья. Они тут же стали зазывать нас вовнутрь, показывая на небо. Мы сомневались минутку, но когда дождь стал усиливаться, приняли их предложение. Так и просидели у них часа два, выпили кофе с половиной стакана сахара в нем, пообщались, как смогли. Они почти не говорили по-английски, а мы — по-индонезийски, но при этом успели полюбить друг друга. Конечно, с нашей стороны не обошлось без мыслей про то, что нас обязательно должны съесть, ведь жители Тобы в прошлом увлекались ритуальным каннибализмом. У самой старшей женщины зубы были красные. Я знала, что это от того, что она жует листья бетеля со специальными орехами, и они окрашивают ее слюну в красный цвет. Но если бы я этого не знала, то точно решила, что она только что съела кого-то в сыром виде.

Вокруг было полно детишек, они очень стеснялись, но в то же время с любопытством разглядывали нас.

Время шло, и мы стали осознавать, что скоро стемнеет, а в темноте ехать по неизвестной дороге очень опасно. В то же время дождь совсем не собирался утихать, и, зная поведение дождей в тропиках, мы могли без труда предположить, что он может идти хоть до завтра. Наши индонезийские друзья тем временем решали, что с нами делать. Поступило предложение остаться ночевать у них в одной общей комнате со всеми. Там было тепло и на удивление уютно, насколько это возможно. И Таня даже согласилась.

Но затем они посоветовались между собой, сняли какой-то рекламный банер с курятника и сделали для нас дождевики. Ах да, выезжая из дома, некоторые из нас совсем забыли, что погода в Азии непредсказуемая, и нужно брать с собой дождевик. Нас нарядили, сделали прощальную фотку и отправили в путь.

Оказалось, что после их домика дорога совсем прекратилась и стала обычной проселочной тропой с кучей глубоких и скользких луж. Местами было прям очень сложно проезжать их. А в какой-то момент вдруг одновременно стемнело, похолодало и дождь полил с новой силой. Мы ехали около двух часов по этой дороге, не зная, выведет ли она нас туда, куда нужно. Были предположения, что нам придется развернуться и поехать обратно или оставить байки в лесу и пойти пешком. Я очень волновалась за Женю, который был голоден весь день (он не заценил наше дуриановое питание), за Таню, у которой мог в любой момент кончиться бензин, потому что она не успела заправиться, и за нас с Викой, потому что я в темноте ехала на одних инстинктах. Лампочка на моем байке очень плохо светила, я была без линз и каждый раз, когда мы делали остановку, меня трясло от холода, потому что сухого места на мне не осталось.

Чтоб как-то развлечься, мы стали вспоминать все похожие ситуации, в которые мы попадали в жизни, и я поняла, что приключение на Тобе теперь прочно заняло вторую позицию в моем личном рейтинге после вело-ада на Байкале.

Конечно, имея такой опыт, я просто смирилась и знала, что мы не умрем и до дома доедем, хотя и понимала опасность застрять в луже, остаться без бензина, замерзнуть под дождем, неудачно упасть и удариться. Но нам ничего не оставалось, как просто поддерживать друг друга и по-тихоньку ползти. Конечно, пару раз промелькнула мысль, что лучше бы нас съели. В животиках у каннибалов хотя бы теплее.

Когда мы доехали до дороги, я готова была расцеловать асфальт. Мы так радовались! От того места, где мы выехали, нам пришлось еще 20 км ехать под дождем до Тук-Тука, но хотя бы по асфальту, и мы уже точно знали, что скоро будем дома.

Меня трясло еще весь следующий день. После горячего душа я завернулась во все теплое, поела, выпила много горячего имбирного чая и легла спать прям в одежде. Проснувшись утром, я поняла, что мне все еще не жарко. Вышла на солнце в одежде, пыталась вспотеть — не получилось. Тело никак не могло принять нужную температуру и перестать мерзнуть. Но после кофе и шоколадного тортика жизнь стала налаживаться, а спустя три спокойных и ленивых дня (прям как я люблю), я попрощалась с Тобой и поехала дальше.

2 комментария

  1. Аноним
    ·

    Где новые эпосы? Мы же ждём!? И очень скучаем за Вашими сказаниями… ну, пожалуйста…

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.