Адский визаран

Однажды я обмолвилась, что повезет тому человеку, который окажется вместе со мной в Сайгоне. И это услышала Таня. Так мы поехали в январе за новыми тайскими визами во Вьетнам. А ведь можно было поехать снова в Лаос или в Малайзию, которая еще ближе, но жизнь готовила нас к приключению, которое мы впоследствии назвали “АДСКИЙ ВИЗАРАН”.  

Начиналось все прекрасно. Лодка с острова ушла вовремя, самолет до Бангкока тоже не задержали, все автобусы ходили исправно. До вылета во Вьетнам у нас оставалось почти полдня, которые мы посвятили прогулкам по новому торговому центру Siam Paragon. Там же я, наконец, купила себе новый ноутбук. Прошлый ноутбук умер два года назад в Таиланде от влажности, и все эти годы я страшно страдала. 

Приключения начались в тот момент, когда мы на две минуты опоздали на рейс Бангкок – Хошимин. Сотрудники авиакомпании остались глухи к мольбам пустить нас в самолет, который стоял прям там, за окнами аэропорта. Нас отправили обратно в Бангкок, и мы, в легком смятении, отправились ночевать в отель и покупать новые билеты во Вьетнам. Очень удобно, ведь я как раз получила возврат налога за ноутбук, который тут же потратила на билет. 

Утром следующего дня мы все же прилетели в Сайгон (Сайгон и Хошимин – названия одного и  того же города, и я называю его и так, и так). Родной любимый город. Каждый раз приезд во Вьетнам – это погружение в звуки, запахи, атмосферу моего детства. И пусть Сайгон меняется с каждым годом, для меня он – все такой же родной и любимый. 

Свое обещание я не сдержала – по Сайгону мы с Таней погуляли совсем немного. Сгоняли в один из самый старых зоопарков мира, походили по моим любимым кафешкам и открыли для себя новые, немного обалдели от полной людей туристической улицы.

Я расстроилась, потому что многие мои любимые места и кафе были закрыты. Сколько раз я приезжала в Сайгон, и всегда туда приходила. А теперь они закрылись. Город сильно меняется с каждым годом. Вот уже четыре года там строят метро, и от этого весь центр перекопан и уже не такой уютный, как раньше. Но зато на дорогах все стабильно – по-прежнему царит хаос и дикий трафик. После пустых трех дорог Пангана, кататься по Сайгону –  вызов. 

Большинство времени я проводила со своим любимым дядей Колей и его семьей. Хотелось уделить им больше всего внимания, поэтому на все остальные вещи просто не хватало времени. Я даже почти не открывала свой новый ноутбук. 

В Сайгоне мы сделали себе новые визы в Таиланд, набили рюкзаки сувенирами и подарками для друзей и уже настроились на благополучное возвращение домой. Таню уже тошнило от Сайгона. Я, наоборот, радовалась предоставившейся неделе отпуска, но понимала, что пора возвращаться. К тому же, все билеты прям до острова уже были куплены. Мне слали фотографии моего котика и ждали обратно. 

В аэропорту Таиланда все было, как обычно. Кроме того, что пограничник, открыв мой паспорт, сомнительно поцокал. Тут я сильнее обычного захотела домой, но он отвел нас в сторону, где передал в руки нервной тайской женщины. Она просила нас по кругу несколько раз показать то обратные билеты в Россию, то наличные деньги, то бронь отеля. В итоге она выдала:

– Вы не можете въехать в Таиланд.

И вот это ее “кэн нот” перечеркнуло все планы вернуться домой, обнять кота и залечь в гамак. После вот этого ее “кэн нот” все сэкономленные после поездки деньги стали разлетаться с космической скоростью. 

Сначала у нас забрали паспорта и сфотографировали. На мой вопрос, когда мы можем вернуться в Таиланд, иммиграционный офицер, заполняющий какие-то скучные бумажки, сказал:

– Через три месяца.

А потом подмигнул и добавил:

– Но вы можете попробовать заехать по земле через Малайзию через две недели.

Это придало нам немного бодрости и зародило зернышко надежды. 

Тем временем нас отвели в комнату в здании аэропорта, которую мы назвали каталажкой. Таких комнат там было две: одна для мужчин, другая – для женщин.  В каждой комнате была одна платформа с матрацами, общий туалет, холодный душ. Окон не было, но через стеклянную дверь можно было наблюдать за людьми, которые успевали на свой рейс и могли куда-то улететь.

Мы поспали несколько часов, пока не пришел представитель авиакомпании, которой мы прилетели в Таиланд. Они обязаны были отправить нас или обратно во Вьетнам, или в Россию. Хорошо, что из того аэропорта самолеты в Россию не летали. Нам совсем не хотелось оказаться в России в середине января в кедах и без теплой одежды. Но для того, чтоб улететь во Вьетнам, нам надо было оформить визу, а в каталажку мы попали как раз на выходные, когда во Вьетнаме никто не работал. Так мы и просидели там два дня, ожидая визы во Вьетнам и новых билетов. Естественно, за все мы платили сами, как и за саму каталажку, которая стоила, как приличный номер в отеле. 

Чтоб не умереть от тоски, мы украсили ее гирляндами и тибетскими флажками, а так же игрушками и подарками, которые везли на Панган. Стало немного уютнее.

Тогда в каталажке я, наконец, познакомилась со своим новым ноутбуком и много свободного времени потратила на работу. 

Несколько раз в день нам приносили еду, но они так и не поняли, что мы не едим мясо, поэтому мы были на диете и ели мало. Наличные деньги надо было экономить, иначе нам нечем было бы заплатить за каталажку, о чем тайцы сильно переживали. Пару раз нас выводили за покупками в кафе, одних не отпускали. Хорошо, что мы везли кофе из Вьетнама на подарки. Пришлось вскрыть пачку и экономить на покупке кофе в аэропорту. 

Наконец, в понедельник, пришли наши вьетнамские визы, и мы смогли купить билеты обратно в Хошимин. Какое же счастье – покинуть каталажку и выйти в люди. Короткое время побыть нормальными людьми, как все, а не отказными туристами Таиланда. Паспорта нам так и не вернули, их передали в самолет и следили, чтоб мы не смылись. Хотя, не понятно, куда бы мы ушли без паспортов. С самолета. 

По прилету во Вьетнам, нас встретили суровые иммиграционные офицеры, которые не были нам рады. Они рассматривали свежие штампы в наших паспортах о депортации из Таиланда. 

– Почему вас не пустили в Таиланд?

Мы не знали ответа на этот вопрос. В штампе стояла причина отказа – недостаточно средств для въезда в страну. 

– Но у нас есть деньги, и были в Таиланде, мы не знаем, почему нас не пустили. 

– У вас есть деньги? Может у вас есть деньги, чтоб купить билет в Россию? Мы не можем пустить вас во Вьетнам. 

Тут мое спокойствие дало сбой и я поняла, что не в силах спорить и что-то доказывать. Я уже стала думать, куда себя деть в Москве в середине января. Хорошо, что в этот момент проявилась Танюшка, которая нависла над офицером и уговорила его пустить нас во Вьетнам. Мы объяснили, что вышло недоразумение, и что в Таиланде нам сказали, что мы можем въехать туда чуть позже. Хорошо, что вьетнамцы оказались более сговорчивые. 

Когда мы вышли в Сайгонский вечер, встречаемые толпой вьетнамцев у дверей аэропорта, я впервые за эти дни всплакнула. Мы вернулись в тот же отель, на ту же улицу, я сняла тот же скутер, и повторился день сурка во Вьетнаме.

Я снова ездила к дяде Коле. Снова пила кофе литрами. Снова отчаянно колесила по дорогам сумасшедшего города.

И еще мы продумывали план возвращения домой. Внезапно я обнаружила, что в глубине души я очень радуюсь тому, что мой отпуск продлился. На работе в Таиланде все было не так гладко, а в Сайгоне я себя чувствовала как под уютным одеялом. Но при этом я скучала по котику, по домику, по друзьям. А внутри меня тем временем ширилось чувство страха. Что будет, если нас не пустят в Таиланд? Где я буду работать? Где я буду жить? Куда мне ехать и что делать? Ответы не приходили, и я утверждалась в мысли, что у нас нет вариантов, кроме как успешно пересечь границу. 

Спустя несколько дней в Сайгоне, мы решили улететь в Малайзию. За это время мы немного успокоились, забыли про каталажку, про штамп о депортации. Казалось, что теперь все будет просто. Но нет. Нас начали мучать уже на моменте регистрации на рейс в Малайзию. Стали просить обратные билеты. Когда мы сказали, что поедем на автобусе в Таиланд, они посмотрели наши паспорта, увидели штампы о депортации и сказали, что сделают фотографии паспортов и отправят их в Таиланд с вопросом, пустят нас по земле или нет. Пришлось быстро бронировать билеты в Россию без оплаты. Вроде бы их это устроило, и мы выдохнули. Но теперь они захотели взвесить наши рюкзаки, и обнаружили перевес. И ладно бы только перевес, но они стали убеждать меня в том, что меня не пустят в самолет со шлемом (я привезла с собой шлем из Таиланда). И что надо купить под него коробку и заплатить, как за багаж. Немного поспорив, понервничав и слив еще какую-то сумму денег, мы все же долетели до Малайзии. Со шлемом в коробке. 

Не знаю, как Таня, а я в очереди на паспортный контроль чувствовала себя каким-то криминальным элементом, присутствие которого нежелательно ни в одной стране мира. Это было противно. Я молилась, чтоб Малайзия не задавала вопросов. И Малайзия не подвела – нам поставили штампы и пустили в страну. На следующий день мы улетели в крошечный городок Кота-Бару на границе с Таиландом. 

Было раннее утро. Помимо нас в автобусе ехало трое человек. Пустые улицы, тишина, и разливающийся холодный страх по телу. А еще стыд. Как будто я недостойна попасть в Таиланд, но отчаянно пытаюсь. Стыдно получить еще один отказ. Страшно быть в неизвестности, когда твоя жизнь зависит от настроения одного пограничника. 

Граница, которую мы пересекали, считается самой лояльной и спокойной. И теперь это моя самая любимая граница. Я помню того милого седого офицера, который с улыбкой поставил нам штампы. Казалось, что время тянется бесконечно, я уже приготовилась оправдываться, уговаривать, защищаться. Но он просто поставил нам штампы и отдал паспорта. После этого мы минут десять стояли на тайской земле, плакали и писали всем, кто нас поддерживал в эти непростые дни. 

Затем мне пришлось еще раз вздрогнуть и напрячься, когда я мирно лежала на лавочке на автобусной станции, ожидая автобуса до дома, и к нам подошли два офицера со словами:

– Иммиграционная полиция. Покажите ваши паспорта. 

О неееет! Я уже подумала, что нас сейчас заставят вернуться в Малайзию. Дрожащими руками я показала паспорт, они улыбнулись, сфотографировались с нами и ушли. На этом ад закончился.

Мы дождались автобуса и поехали домой. Утром на пирсе нас встречали друзья с шариками и цветами, и это было так радостно и волнительно. Я была счастлива вернуться домой, еще на два теплых месяца на родном острове. Что касается Тани, то вряд ли она считает, что ей повезло оказаться вместе со мной в Сайгоне. Но она, совершенно точно, не забудет этот адский визаран. И все же, хорошо, что мы были вдвоем в этом приключении. Спасибо всем, кто поддерживал нас и сопереживал!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.