Панганский садовник

Сколько живу на Пангане, всегда выбирала отдельно стоящие домики где-нибудь глубоко в джунглях, чтобы из соседей были только жирные гекконы и пауки. Котикам моим это соседство тоже было по душе, поэтому мы все жили в счастье и гармонии. При условии, что гекконы успевали вовремя смотаться от тихих кошачьих лапок. 

Примерно полгода назад я жила в маленьком односпальном домике. Рядом тоже были дома, но утешало то, что в них никто не жил, а потому меня никто не беспокоил. Но вот однажды в соседний дом без всякого предупреждения вселился какой-то немецкий мужик. Он стал жить в этом доме на полную: рыгал и кряхтел, громко разговаривал, включал музыку, зажигал свет и приводил к себе женщин. Я была глубоко оскоблена этим событием, потому что когда привыкаешь к одиночеству и тишине, эти внезапные звуки оказываются слишком громкими для чуткого сознания. Казалось, что немецкий мужик теперь живет не в соседнем доме, а в моем.

Это послужило толчком к тому, чтобы искать новый дом и начать жить с Константином под одной крышей. Ну и еще потому что мы любим друг друга. Мы переехали в трехкомнатный особняк с двумя санузлами. Перед особняком – парковка с крышей, чтобы байки не отсырели, большая зеленая лужайка, сад и живая изгородь напротив, защищающая от взглядов любопытных тайцев с соседнего участка. Это самый красивый дом, в котором я когда-либо жила. Первое время я тяжело привыкала к новым условиям, потому что, как оказалось, – одинаково некомфортно жить и в скромных домиках, и в роскоши. Люди, которые приходили в гости, нахваливали наш дом, а я извиняющимся тоном благодарила их и чувствовала себя не достойной его. 

Сейчас, спустя полгода, я поняла, что и в красивом доме могут заплесневеть все деревянные ложки, подставка под ножи, роскошная деревянная доска для нарезки продуктов и даже диван. Да, поистине, ко всему привыкаешь и все воспринимаешь как данность (смиренно вздыхаю). 

Далее

Человек, который съел машину

Эта книга, написанная Натали Голдберг, была прочитана мной несколько раз и разобрана почти целиком на цитаты. Теперь мечтаю о ее печатной версии, потому что это настоящий альманах для тех, кто хочет научиться писать. В последнее время я стала активно напитываться информацией о писательстве, структуре, приемах, упражнениях. Мне это помогает собраться с мыслями и все-таки начать писать, даже когда кажется, что писать не о чем. С тех пор, как я стала собирать информацию о писательском мастерстве, мне встретилось много лекций и книг по этой теме, и теперь я счастливо закопалась в этом всем по уши. 

Возвращаюсь к Натали. Она написала эту книгу в тот год, когда я родилась. Думаю, когда она писала, ей и в голову не могло прийти, что спустя много лет кто-то будет читать ее на крошечном острове Пангане и посылать в сторону автора лучики добра и любви. Натали – тонко чувствующий человек, дзен буддистка, настоящий писатель, потому что она обладает редким даром зажигать и вдохновлять людей, трогать их сердца сквозь время и пространство. Дзен пропитывает каждую строчку этой книги и вдохновляет на то, чтобы писать, любить людей и весь мир, на то, чтобы жить, быть полностью соединенным с жизнью, творить и нести свет. 

Читая эту книгу, я вдруг с удивлением обнаружила в себе желание поделиться с другими людьми приемами и инструментами писательского мастерства. Я представила, как, обучая других, я буду открывать что-то новое и для себя. Я почувствовала, что переполнена вдохновением и творчеством, что-то новое раскрывается во мне, рвется наружу и хочет к людям. Все чаще в последнее время я ощущаю желание создавать, преумножать красоту и нести ее в мир, отдавать ее людям, давать им прикоснуться к ней, к ее свету, дать им увидеть и почувствовать ее сердцами. Хочется помочь людям обрести смелость жить в этом прекрасном мире и любить его, любить друг друга и быть свободными и счастливыми. 

Далее

Top